Почему я не меняюсь?

Когда я пошел в свой собственный юнгианский анализ (есть такой метод психологического консультирования), а начал я его в 2011 году – этот процесс казался мне широким полем возможностей и перспектив. Я обратился к психологу не потому что у меня была какая-то конкретная проблема. Я чувствовал в себе силу и потенциал в разных сферах, но каждый раз что-то во мне неслабо мешало их реализовать, и я стал искать скорее опытного и близкого по духу человека, который поможет мне с саморазвитием, нежели чем психолога для проработки какого-то определенного запроса. 

Вобщем, я набирал "инсайты" и "ресурсы", но прошло какое-то время, и я стал упираться руками и ногами, лишь бы не меняться. Я понимал, что мне нужно делать и даже что-то делал – но так, чтобы не меняться. Я действовал, но потом на меня что-то находило, и все разваливалось. Так было и раз и два и три. 

И да, я помнил о том, что называется "сопротивлением" в психологии, когда клиент всеми силами саботирует свои же изменения. Однако то, что является специфическим термином, на самом деле – обычное житейское явление. Рассказываю что это такое. 

Каждому из нас нетрудно определить для себя, что когда мне плохо - мне плохо, а когда хорошо – хорошо. Однако наша же психика может быть совершенно с нами не согласна. Это про то, что как только я начинаю движение в направлении "сделаю это – и мне будет хорошо", то вдруг на меня накатывает усталость, лениво и нет сил, или я заболеваю, или забываю, или это вообще становится неважным, мне и так неплохо и т.д. 

Почему такое происходит? 

Потому что моя проблема может быть заменой моей же идентичности. Я с ней вырос, я с ней породнился и живу, мы с ней вдвоем в конце концов страдаем. Я особенный с этой своей проблемой – так я думаю про себя. А вдруг окажется, что моя проблема и есть смысл моей жизни? Ведь я обслуживаю её так же внимательно и с таким же упорным постоянством, как обслуживали её мои родители, бабушки и дедушки и далее вниз по роду. Вокруг этой проблемы всегда было так много внимания, она заставляла страдать, переносить лишения, задавать пусть плохой, но все же особенный тон жизни. А тут что будет? Нет проблемы – и что останется? Что во мне есть, чтобы жить без неё? А я вообще умею без неё жить? А вдруг нет? Нее, с проблемой мне привычнее и даже с какой-то стороны надежнее. А если поменяюсь – это буду уже не я, а кто-то другой. Какой другой? Я на самом деле не знаю. 

А теперь можете себе представить, насколько романтичная метафора изменений "превратиться из гусеницы в бабочку" на самом деле жесткая? У бабочки нет выбора, друзья, ей либо из кокона либо никак! А у нас этот выбор остается всегда. И да, я могу еще побыть в коконе, если мне это надо. Если я не готов или не готова вылезать из него, и он мне еще действительно нужен. Или я все же решаю вылезти из него, ведь я не человек страдающий, а человек живущий в конце концов. 

Мне потребовалось немало времени, чтобы не только понять, что я хочу в себе поменять и что мне нужно для этого делать и от чего отказаться, но искать, находить и постепенно создавать в себе то новое, которое не питает мою проблему, не обслуживает её как мой смысл жизни, как мою идентичность, без которой я – не я. 

Впрочем, можно срастись со своей проблемой и жить с ней. Главное, не гордиться этим состоянием кокона, типа кто-то вон свободен как бабочка, а я тут страдаю)

Михаил Петрушин

Психологические консультации очно и по скайп

13 апреля 2017 г.