О страхе близости в отношениях

Если я боюсь близости, это означает, что на самом деле я боюсь своих собственных уязвимых сторон, которые могут проявиться в отношениях. И мой страх близости может быть не только из-за того, что я опасаюсь столкнуться с теневыми и разочаровывающими сторонами у партнера. Вероятнее всего я боюсь в отношениях встретиться со своей собственной тенью. 

И как только я предчувствую такую встречу, а обычно это происходит в самом начале отношений, я буду включать психологические защиты. Они мне нужны, чтобы защититься от своей тени и сделать так, чтобы эти отношения поскорее завершились. Этих защит две. Давайте друзья разберем их, кому какая защита ближе, так как мы все в той или иной степени выбираем одну из них. 

Первая защита называется слияние. Она знакома тем из нас, кто в начале отношений старается как можно быстрее сблизиться с партнером. Чтобы как бы слиться с ним. 

Другая защита это изоляция. Она присуща скорее тем из нас, кто старается поскорее из отношений сбежать в свое комфортное и привычное одиночество. 

А теперь почему это защиты и как с ними быть. 

Сначала о слиянии. Если мне сложно выдержать самого себя, положиться на себя, если мне трудно удерживать собственную уязвимость, то в слиянии моя теневая личность, которую я отрицаю в себе и считаю плохой, начинает проецироваться на моего партнера. И тогда что я начинаю делать? 

Например, обвинять другого, что он меня отвергает. Что он виноват, так как без него мой мир разваливается. Мне будет страшно остаться одному/одной, мне небезопасно, и тогда другой мне нужен постоянно. А когда он отказывает мне в этом, такой отказ я воспринимаю очень болезненно. 

Как правило это приводит к обвинениям моего партнера, к самообвинениям и вообще к хаотичности или конфликтности в отношениях. А партнер в свою очередь начинает сам защищаться и как правило быстро сбегает. Мои отношения расклеиваются, а я остаюсь отверженным или отверженной. 

Теперь что касается изоляции. Это про то, когда я длительное время скорее предпочитаю вообще находиться без отношений (на то она и изоляция). Либо находить партнера или очень дистантного, или как раз таки склонного к слиянию. И нахожу я его для того, чтобы из этих отношений сбежать. Причем сбегу я еще до того, как начнется отвержение. Потому что скорее всего отвергну первым сам. 

Изоляция в отношениях еще называется контрзависимым поведением. И в нем тоже я буду проецировать свои теневые части на другого. Мне будет казаться, что меня используют, контролируют, лишают свободы или отвергают. И я буду стараться сбежать из отношений, как только возникнет тема их продолжения или какой-то зависимости. Вдобавок мне может казаться, что меня не любят таким, какой я есть, и я вообще не очень заслуживаю любви, а в отношениях есть какой-то подвох. Доверять другому не получается, поэтому я лучше первым из них выйду. 

Итак, теперь что с этим делать. 

Если я склонен скорее к слиянию, то мне стоит аккуратнее относиться к дистанции в отношениях. Учиться как бы настраивать её и регулировать со своей стороны, а не сливаться сразу. Мне нужно будет стараться одновременно выдерживать как свой страх отвержения, не превращая его в быстрое слияние, так и свое одиночество. 

А при изоляции опять таки мне нужно будет осознаннее относиться к своим теневым частям и к своей уязвимости. Уметь видеть свой страх слияния и зависимости от другого, не бояться его, но тоже регулировать дистанцию. А не отвергать самому. 

Если пойти немного дальше, то комплексно эти страхи близости постепенно перерабатывается в терапевтических отношениях, в которых у меня получится обрести предсказуемость и безопасность. Особенно что касается регуляции дистанции в отношениях и моих резких чувств на то, в чем я вижу отвержение или чему именно я не доверяю. При этом мне будет важным не бояться быть собой, со своими чувствами и эмоциями, не скрывать их, а знакомиться с ними, особенно со страхом отвержения, со своей уязвимостью в отношениях. И с теми ситуациями, которые запускают во мне эти чувства. 

И если я смогу убедиться, что меня на самом деле не отвергают и не бросают, а относятся уважительно и эмпатично, то тогда у меня получится легче видеть и принимать эти сложные чувства в самом себе. Постепенно они интегрируются и переработаются – это означает, что я как бы сам становлюсь более зрелым и толерантным по отношению к своим реакциям и к реакциям партнера. А не сливаюсь в отношениях или наоборот убегаю из них. Моя тень становится более осознанной, а ресурс тени в виде моих положительных сторон (уверенности в себе, самостоятельности и самоценности) постепенно присваивается.

Это будет лучшим образом влиять на глубину моих отношений, на их стабильность, на какие-то неопределенности или непредсказуемости в них. Но самым главным окажется то, что у меня получится обрести такие отношения, в которых я смогу быть настоящим. Тем, кто я на самом деле есть. 

Михаил Петрушин

Психологические консультации очно и по скайп

11 апреля 2017 г.